Главная \ НОВОСТИ \ "Радиостанция "Сити FM" никогда не занималась политикой. Но мы не можем закрыть глаза и сказать, что выборов не было"

НОВОСТИ

« Все новости

"Радиостанция "Сити FM" никогда не занималась политикой. Но мы не можем закрыть глаза и сказать, что выборов не было" 16.12.2011 09:23

В понедельник, 19 декабря, сотрудникам радиостанции "Сити FM" представят новое руководство. Бывший главный редактор станции Александр Герасимов переведен в состав Совета директоров ЗАО "М-Пул+" и будет заниматься стратегическами вопросами. Его заместитель Игорь Зимаков уволен по решению акционеров. Сотрудники станции связывают смену руководства с политикой и опасаются введения на радиостанции неофициальной цензуры. Екатерина Прокудина поговорила о сложившейся ситуации с Игорем Зимаковым, который с момента основания станции был заместителем главного редактора.

Игорь, вы были одним из ключевых сотрудников радиостанции с момента ее запуска. Ваша отставка для большинства стала неожиданностью. Вы знаете, с чем связана смена руководста на "Сити FM"?

По-моему, на станции ничего необычного не происходило. И я, например, как заместитель главного редактора, не информирован о причинах произошедшего.

Но вам же как-то обосновали ваше увольнение?

Ну, в общем, нет. Это плановая смена руководства станции. Инициатива акционеров. Речь идет даже не об увольнении, а о формальном соглашении сторон.

Вы же могли не согласиться?

Тогда бы меня уведомили за месяц до увольнения. Пришлось бы формально провести реорганизацию штата. Но какой смысл? Тем более, наша радиостанция - стопроцентная дочка «Газпром-медиа». И здесь нет моих акций. И у трудового коллектива акций нет, как у журналистов «Эха Москвы». Я даже ничего не знаю про этот совет директоров. Я смутно себе представляю, кто в нем состоит. Меня этот вопрос никогда не волновал. Меня волновал ньюзрум, люди, которые в нем работают, и организация процесса.

Почему при запуске "Сити FM" не стали использовать такую же схему, как на "Эхе", чтобы журналисты тоже могли принимать решения?

«Эхо» создавалось давно, с ним была другая история. Мы созданы шесть лет назад. Создание станции финансировалось холдингом. Это ж куча бабла. Оборудование, аренда помещения. Весьма большие деньги. Миллионы долларов.

То есть сейчас за журналистами не оставляют никакого права принятия решений?

При такой схеме - нет. Это проблема собственности. Это не наша станция. Не моя, и не Герасимова, и не журналистов. Поэтому формально акционер может почесать репу и сказать «Хочу, чтоб музыка была завтра». И нужно будет переформатировать станцию, переоформить лицензию, чтобы была музычка.

На радиостанции теперь будут какие-то кардинальные изменения?

Я не думаю, что формат будет изменен. Это очень дорогое и длительное удовольствие - менять лицензию. Кроме того, станция в своей нише. Она собирает хорошие рейтинги для городской станции. И другой такой нишевой станции городского разлива нет. Если не считать «Говорит Москва». Но «Говорит Москва» занимается другим - у них другая аудитория, по крайней мере. Насколько я слышал, они собираются отчасти переформатироваться. Но если это будет переформатирование в режиме канала «М-24», то нашей станции ничего не угрожает. Она как работала, так и будет работать. Зачем это разрушать? Никто не будет этим заниматься. Тем более, что на мое место приходит человек, который занимался информацией всю жизнь.

Кто?

В понедельник узнаете. Он будет представлен людям, в понедельник меня здесь уже не будет.

Вам не предлагали какую-то другую должность в холдинге?

Мне лично никаких предложений не поступало. А в рамках корпоративной этики  понятно, что акционер имеет право назначать, снимать и так далее. На то он и акционер. Мы же не спрашиваем владельца завода, почему он уволил инженера.

Но для вас увольнение было неожиданным?

Я его не ожидал. Формальных причин и не было, на мой взгляд. И причин, имеющих отношение к политике, я не вижу. Может, у кого-то где-то что-то съехало, поехало.  Но это не ко мне вопрос, а к тем, у кого поехало и съехало.

Это кто?

Я не знаю. В этой стране есть люди, принимающие решения.

То есть решение принимали все-таки не акционеры?

Формально все может быть. Это же, как в анекдоте про помидоры: « - Помидоры любишь? - Кушать - да, а так - нет». Если бы мне дали бумагу, я бы от вас ее не скрыл. Но я бумаги не видел. Мне было сказано, что я с понедельника я не имею чести работать на этой станции. И я ухожу по собственному желанию. Есть правила - мы играем по правилам.

А раньше были какие-то просьбы со стороны акционеров?

Я об этом не знаю. Мы уже шестой год работаем, за это время я о таких просьбах ничего не слышал и Герасимов мне лично ничего не транслировал в этом плане.

И в послевыборный период вам не ставили никаких условий?

Нет. Я знаю, что станция все это время жила своей нормальной жизнью. Мы маленькая местечковая станция, поймите. Мы работаем на этот город и больше никуда. Нас слышно в городе и плюс 30 км от МКАД. И то, что пишет «Лента.ру», - это фигня. Любой человек, работающий в эфире (за исключением, может быть, одного, который слегка на голову болен и считает себя великим либералом), подтвердит, что более свободную среду вы вряд ли где-нибудь найдете. Спросите любого из эфирных персонажей.

А как же информация о моратории, запретах на разговоры о политике и освещение митингов?

Нет, речь идет  совсем о другом. Эту переписку слили в интернет, а это внутренний документ редакции. Я тоже пишу иногда, кому-то делаю втык. И что, это нужно публиковать? Речь шла о том, чтобы ведущие фильтровали базар, который идет по смс, понимаете? Там пишут разные люди - есть адекватные, есть не очень адекватные. Бывает и ненормативная лексика и тд. Это всего лишь был призыв к тому, чтобы контролировать этот поток.

То есть запретов не было?

Конечно, не было. Вообще никаких запретов не было. Какие запреты? Я вообще в отпуске был. Вчера только вернулся.

Как вы оцениваете работу станции в послевыборную неделю? Как освещалась вся эта политическая история?

В основе работы станции есть одна очень простая штука: мы не комментируем все то, что идет в жизни и в эфире. И, более того, у нас есть стайл-бук, где черным по белому написано, что мы работаем только исходя из тех фактов и событий, которые происходят. Наша задача - всего лишь информировать. А  какие выводы делает слушатель - это его дело. Все остальное называется пропагандой, на мой взгляд. Но мы можем рассказать о том, что происходит в стране, что реально происходит. Сообщения о нарушениях на выборах были, это признала даже «Единая Россия» и даже Песков (он, правда, насчитал полпроцента, по непонятной методике - он ее не обнародовал). И мы говорили о том, что говорил Песков и о том,  что говорили лидеры других партий. Равно, понимаете?

Мы можем работать на аналогиях, мы можем вспомнить, что было 5 лет назад, 10 лет назад и построить каким-то образом свой информационный материал, но то, что мы не комментируем и не занимаемся голимой пропагандой в чью-либо пользу - это правда, это написано в нашем стайл-буке.

Вообще, «Сити FM» всегда позиционировали как станцию, далекую от политики. То есть вы освещаете городскую жизнь, но не в политическом ключе. А получилось, что последние события очень привязаны к политике. Приходится корректировать концепцию? Есть внутренний конфликт какой-то в этом?

Нет, внутреннего конфликта совершенно никакого нет. Я, например, считаю, что радиостанция «Сити FM» никогда не занималась политикой. И в свете последних событий называть станцию политизированной нет никаких оснований. Но мы же не можем закрыть глаза и сказать, что выборов не было. Они были. Мы же не можем сказать, что не было митинга на Болотной площади. Он был. И там работали наши корреспонденты. А что они должны были делать? Если собирается многотысячная толпа, то это событие для города? Событие. У корреспондентов могут быть свои симпатии и антипатии, но в стайл-буке черным по белому написано, что мы информируем. Мы ничем другим не занимаемся.

Но понятно, что при информировании всегда можно дать собственную оценку: при подборе информации, верстке и тд.

Вы правы, это можно сделать, но мы всегда в своей политике придерживались объективистских принципов. И если есть одно мнение, то ему должно быть противопоставлено другое мнение. Если их два. А если их четыре - то их четыре. А если в эфире только одно мнение, то ведущий должен выступать адвокатом дьявола, простите.

Конечно, у нас и аналитика, и мнения тоже были всегда. Но мы не позволяли себе однобоко комментировать. Если есть один комментарий, значит, должен быть другой комментарий. Должна быть понятна интрига новости. Если там нет интриги, то она неинтересна.

У вас сейчас не говорят о планирующемся митинге?

Почему же. На лентах была информация о том, что митинг на проспекте Сахарова 24 числа согласовали. И мы тоже об этом сказали. Мы не кричим у себя на станции «заходите на фейсбук, записывайтесь на митинг!». Но о том, что мэрия Москвы согласовала дату и место проведения, мы, естественно, должны сказать.

И дальше на «Сити» будут об этом говорить?

Я не могу сказать, что дальше будет на «Сити», поскольку я уже здесь не работаю. Заниматься конспирологией не хочу. Но еще раз скажу, что я не вижу в происходящем серьезных мотивов, называемых политическими.

Почему же тогда ваши сотрудники волнуются по поводу свободы слова? Я лично разговаривала с вашими ведущими и корреспондентами, кто-то пишет на «Фейсбуке», появляются комментарии, все равно волна идет. Люди боятся, что либеральная атмосфера пропадет и такие решения не случайны.

Это уже дело того человека, который придет и будет всем этим хозяйством руководить. Я не могу сказать, как это будет там. Я могу сказать, что все это время здесь была либеральная атмосфера и мой кабинет всегда был открыт, также как кабинет главного редактора, и любой проходящий мимо, всегда мог зайти, не спрашивая, хочу я его видеть или нет. И все вопросы решались в рабочем порядке. На некоторых станциях есть сложная иерархическая система управления. Здесь такого нет. Был главный редактор, был я - его зам и главный сменный редактора.

А вы лично принимали за время вашего вещания решения о том, что что-то не должно идти в эфир?

Нет. Есть практика двух ключей. Если событие весит много и оно имеет  потенциальную возможность великого резонанса, то нужно просто проверить источники. Если дает одно агентство и есть подтверждение из другого агентства, значит, эта информация идет в эфир.

Ситуацию с вашей станцией некоторые сравнивают с тем, что произошло в «Коммерсанте».

Я бы не сравнивал, честно говоря. Ситуация коммерсантовская, на мой взгляд, несколько иная. Я не могу сказать, что мы не хулиганим в эфире - мы тоже хулиганим в эфире, но стараемся, чтобы это было нормативно.

Смотрите: на волне того, что федеральные каналы начинают рассказывать про акции оппозиции, начинаются увольнения руководителей СМИ. Это все почему-то происходит именно после выборов, после Болотной и Триумфальной, перед президентской кампанией. Как не связывать это с политикой? Это напрашивается.

Есть два факта. Издательский дом «Коммерсант» и «Сити». Я других фактов не знаю. Можно ли видеть в этих двух фактах начало волны? Давайте подождем. Если она продолжится, то мы будем иметь право так рассуждать. На основании двух фактов я бы не делал далеко идущих выводов. Но если это будет строиться в цепочку, то у нас будут основания и возможность говорить о том, что что-то происходит, что-то такое не очень.

Вы будете слушать «Сити FM»?

Я какое-то время вообще ничего слушать не буду. За пять лет я много наслушался всякого разного.

Вы уже думали о том, что будете делать дальше? Останетесь в радиосфере?

Я работал на телевидении, работал в печатных СМИ и вот на радио, когда телевизор закончился по тем или иным причинам (я был шеф-редактором «Свободы слова» Савика Шустера на НТВ). Поскольку я медиа-менеджер, мне, в принципе, все равно, в каком медиа работать. Я, честно говоря, пока не думал, предложений мне не поступало. Солдату всегда найти место просто - офицеру с этим сложнее. Есть, правда, вариант, стать солдатом - тогда понятно, остаться в общем строю. А офицерское место найти всегда сложно.

 

Екатерина Прокудина

Radioportal.ru



Комментарии

Комментариев пока нет

*Имя:


*E-mail:


*Комментарий: